Весенняя рыбалка в Вилково

Весенняя рыбалка в ВилковоЖелание побывать в Вилково у меня появилось очень давно, но, несмотря на многочисленные приглашения проживающего в тех краях моего товарища Леонида, осуществить его все как-то не получалось. Отделывался отговорками, что мне нужно серьезно подготовиться к такой поездке, так как не люблю спонтанных рыбалок. Но вот, наконец, в прошлом году, сразу после долгой зимы, когда природа стала пробуждаться от долгого и утомительного сна (и как никогда сильно потянуло на рыбалку), я понял, что дальше отказываться от возможности побывать на самой, может быть, рыбной реке Украины - просто неправильно. Последним доводом, окончательно повлиявшим на мои планы, стали слова товарища о том, что на Дунае весной, уже перед самым запретом, можно отлично порыбачить.

Переезд в автобусе, казалось, будет вечным. Ни о чем другом, кроме как о предстоящей рыбалке, о возможных трофеях, о том, как я буду вываживать свою первую рыбу, думать просто не мог. Мысли эти даже заснуть не давали. Однако зная, что по приезду мы с товарищем обязательно сразу же пойдем на водоем - если не на полноценную рыбалку, то хотя бы опробовать снасти и новые приманки, а потому нужно «быть в форме», я все-таки заставил себя немного поспать. Но и сны мои были все на рыбацкую тематику.

По приезду, лишь слегка перекусив, мы с Леонидом действительно сразу же отправились на одно из его любимых мест, где осенью, по его словам, отлично ловился судак, жерех, а также увесистые сазанчики. Опробовав почти все свои приманки, я, в общем-то, остался доволен, слегка разочаровали лишь жереховые «бородки», что перед самым отъездом были куплены на рынке. Поэтому по приезду домой к Леониду, уже вечером, пришлось их модернизировать, поставив хорошие тройнички, а также заменив шерсть на более темную. При этом слегка пострадал домашний любимец - охотничий пес Норд - его шерсть оказалась как нельзя кстати.

Весь следующий день мы посвятили приготовлениям к рыбалке, которая должна была пройти в пятнадцати километрах от Вилково, поближе к морю. Первым делом нужно было раздобыть наживку, то есть червей. Я никогда в жизни не мог подумать, что накопать червей для рыбалки будет намного сложнее, чем потом поймать на них рыбину солидного размера - чтобы добыть нужное количество нам пришлось буквально вспахать целое поле. Но, скажу честно, таких червей я не видел никогда в жизни: толстые, черные, да еще и в длину сантиметров тридцать. На мой вопрос, какая рыба клюет на такую диво-наживку, Леонид ответил кратко: «Сам увидишь». О размерах необходимых для насаживания такой наживки крючков мне тоже оставалось только лишь догадываться.

Как только рассвело, мы пришли на причал и выполнили целый ряд обязательных в этих краях формальностей, в том числе и отметились у пограничников. Все эти церемонии для всех обязательны, так как по ту сторону Дуная находится румынская территория, и наличие соответствующих документов в любой момент прямо на воде может проверить морская охрана. Забавно, но, как оказалось, граница между двумя государствами отмечена на воде лишь зеленым буем. Мне казалось, что это должно быть намного солидней и серьезней.

По завершению всех этих формальностей мы уложили наши вещи в «Крым», разместились сами, и Леонид завел мотор. Еще каких-то пять минут - и наша лодка уже вышла из залива на «открытую воду», а наш двадцатипятисильный подвесной ямаховский мотор с японским упорством понес нас к намеченному месту, преодолевая километр за километром просторы мутной дунайской водной глади. Проходя на большой скорости мимо заросших камышом заливов, мы невольно обращали на себя внимание белых и серых цапель, которые с некоторым недоумением смотрели на нас. Огромные стаи лебедей, пеликанов, бакланов, диких гусей, что кружили над плавнями, радовали глаз и улучшали настроение.

За созерцанием богатств дунайской природы время для меня прошло незаметно, и вот уже наша лодка с легким толчком причалила к крутому, заваленному упавшими деревьями берегу. Быстро выгрузив лишь самое необходимое, мы сразу же взялись за снасти. Тактика была следующей: сначала наживить на крючки червей и выставить все «донки», забросив их под затопленные деревья, в места, где глубина была метров 10-15. После этого мы должны были по очереди возле них дежурить, а в свободное от «дежурства» время спиннинговать неподалеку - в местах береговых завалов, где наблюдались мощные, явно жереховые всплески. Начали претворять наши планы в жизнь: забросили одну донную снасть, вторую, третью... Насаживание червя на крючок очередной снасти было прервано сильным звоном бубенчика, что «сторожил» одну из уже заброшенных «донок». Мощное сгибание удилища говорило мне, что это была сомовая поклевка. Быстро подбежав к снасти и сделав размашистую подсечку, я почувствовал довольно сильное сопротивление. Было понятно: попалась рыбина довольно приличных размеров. Мощными рывками она уходила все дальше и дальше, не давая ни малейшей пощады вопиющему от нагрузки фрикциону. Но вот рыба остановилась и стала понемножку сдавать свои позиции. Начинаю «выкачивание» и сантиметр за сантиметром «отвоевываю» леску. Но вдруг хлыст удилища мгновенно распрямился, и леска пошла очень легко. Неужели обрыв? Нет, не обрыв - просто сход, но на душе от этого не легче: такая поклевка, такая борьба, а рыбу взять не удалось!

Через какое-то время звон бубенчиков стал постоянно нарушать наш покой, но поймать хоть что-то все никак не удавалось. Но уже не из-за сходов. Ловля проходила в сильно закоряженном месте и осуществлялась по не совсем для нас приятному сценарию: поклевка, подсечка, ощущение нескольких сильных рыбьих потяжек - и «мертвый» зацеп, из которого не то что рыбу, снасть невредимой вывести не удавалось. Нужно было что-то менять.

И мы решили забрасывать наши «донки» не под торчащие из воды деревья, где поклевки происходили одна за другой, а под самую кромку обрывистого берега. Дно здесь было намного чище, но глубины, конечно, заметно меньшими, чем на прежнем месте. Да и поклевок нужно было долго ждать - сом неохотно подходил к берегу. А если и подходил, то совсем не такой, как в омуте под упавшими в воду деревьями, а все сплошь небольшой, если не сказать мелкий. Несомненно одно: смена места ловли принесла первые реальные результаты. Не так часто, как раньше, но, тем не менее, время от времени в нашем лагере звенели бубенчики, один из нас подбегал к снасти, чтобы подсечь рыбу, второй брал в руки подсак. Казалось бы, все хорошо - есть клев, есть пойманная рыба... Но сколько мы ни старались, ловились лишь небольшие сомята весом порядка 2,5 кг, которых и брать было стыдно. Подобную рыбалку к разряду особо увлекательных отнести было сложно, поэтому я решил пройтись по берегу и все же попробовать найти жереха и постараться соблазнить его своим новым семиграммовым кастмастером и с таким старанием усовершенствованными вабиками. Пошел по берегу вниз по течению, время от времени делая дальние забросы таким образом, чтобы приманка при проводке шла мимо поваленных в воду деревьев. Так я прошел по берегу метров сто. Клев был - приманку временами атаковали небольшие жерешки. Сменив очередное место и проходя мимо торчащей из воды коряги, я обратил внимание на мощные всплески каких-то рыб. Они происходили в основном совсем недалеко от этой коряги, но явные признаки присутствия крупной рыбы наблюдались и на удалении от нее - то тут, то там на поверхности воды появлялись круги и огромные, будоражащие душу водовороты. Неужели крупный жерех? Желание идти куда-то еще пропало сразу. Мне захотелось во что бы то ни стало поймать хотя бы одну из этих рыб. Проводки с разной интенсивностью в непосредственной близости от выступающей из воды коряги делались одна за другой, но желаемого результата они не приносили. Поклевки жереха были, но жереха некрупного, который как трофей был совсем неинтересен, а потому малыши сразу же отпускались в родную для них стихию. Душа же просила сражения, да такого, чтоб запомнилось надолго.

И вот при очередном забросе я почувствовал какой-то не совсем обычный удар. Поначалу мне даже показалось, что это зацеп - после удара приманка просто остановилась, и попытка сдвинуть ее с места привела лишь к срабатыванию фрикциона. Но только я подумал о том, что, видимо, придется распрощаться с моей снасточкой, как леска резко пошла в сторону и стала с большой скоростью сходить со шпули катушки. Фрикцион взвыл, удилище изогнулось дугой. Смотав с катушки метров двадцать, рыбина наконец остановилась и начала ходить из стороны в сторону, мало-помалу сдавая при этом свои позиции. Рывки и вообще сопротивление рыбы были какими-то необычными и настолько сильными, что я просто терялся в догадках, а каких же размеров жерех схватил приманку. Если это, конечно, жерех. В какой-то момент заметил, что натяжение лески начинает ослабевать, и тут же у меня появилось ощущение, что рыба готовится к «свече». Опускаю кончик удилища к самой воде и быстро выбираю слабину лески. Не прошло и секунды, как серебристобокая рыбина сделала над поверхностью высокий пируэт и вновь скрылась в мутной воде. Я успел разглядеть и четко понять только одно: рыба была достаточно крупная. Неужели это таких размеров жерех? Понимаю, что на конечной стадии вываживания мне будет непросто, и зову на помощь товарища. Ответа нет - вероятно, я ушел от нашего лагеря слишком далеко, и он меня не слышит. Через какое-то время рыба заметно ослабела, и мне удалось подвести ее к самому берегу. Я в некоторой растерянности, поскольку не совсем понимаю, что мне теперь предпринимать, чтобы в таком месте, у крутого и закоряженного берега, все же не упустить трофей, но тут, откуда ни возьмись, появился Леонид и просто мастерски взял рыбу в подсак. К моему удивлению, это был вполне приличных размеров толстолобик - на 3,5 кг. Конечно, приманку он не хватал - крючок впился в его мощный хвост. Вот такой совсем неожиданный у меня появился трофей. Теперь мне все было ясно: в этом месте вперемежку с небольшим жерехом очень плотной стаей стоял толстолобик.

Желания ловить больше не было, да и вечер уже приближался. Поэтому мы забираем рыбу и возвращаемся по берегу к лодке. И тут я замечаю то, на что не обратил внимания утром: почти на каждом деревце в полиэтиленовых пакетах висят аккуратно упакованные соль, картофель, хлеб, туалетная бумага. Оказывается, здесь такая традиция: остались после рыбалки продукты - их домой не везут, а аккуратно упаковывают и оставляют на видном месте. Продукты, конечно, такие, которые долго хранятся, но самые разнообразные. Так на огромном трухлявом пне кто-то оставил две полные, даже не распечатанные литровые бутылки пива и баночку, как потом мы убедились, вкуснейших квашеных помидорчиков и соленых огурчиков. Так что в этом дивном месте никто с голоду не пропадет, даже тот, кто не сумеет поймать рыбу.

Вечером на лоне природы нет ничего лучше, чем провожать уставшее от дневной работы солнце и встречать молодую растущую луну. Потом устроиться на ночлег под открытым звездным небом в медленно покачивающейся на прибойной вечерней волне лодке. Слушать ночью крики каких-то птиц, странные, ни на минуту не прекращающиеся шорохи в тростнике, глухие всплески крупной рыбы... да еще ритмичное похрапывание товарища. Все попытки уснуть в лодке оказались безуспешными, и я вышел на берег. Какой же уют создает ночью живо пожирающий дровишки костер! А вот и долгожданное утро.

Как только рассвело, я сразу отправился на рыбалку. В этот раз пошел уже не вниз, а вверх по реке. Прошел по берегу километра два, но поймал лишь парочку небольших жерешков, которых тут же отпустил. Вернулся опять к лагерю, выпил с товарищем чая, и пошел вниз по реке. Дошел до того места, где поймал толстолобика. Как и накануне, всплески огромных рыб здесь не прекращались ни на минуту. Сначала они были лишь у торчащей из воды коряги, потом их эпицентр сдвинулся ближе к фарватеру, а через какое-то время стая вновь вернулась на прежнее место. Я присмотрелся к всплескам повнимательней: происхождение некоторых вызывало сомнения, но были и явно «жереховые», причем плескался не «малек», а вполне приличная рыба. Но должна же и она брать!

0 2443 01 марта 2011
Комментарии:


Добавление комментария

Авторизация
Опрос
Чем вы ловите рыбу?
Удочкой с поплавком
Спиннингом
Сетями
Электроудочкой
Руками wink
Покупаю в магазине love